Она вмещает в себя много больше, чем мы можем выразить словами или представить себе умом; она — божество.

Эти слова принадлежат человеку, который всю жизнь расширял границы науки путем приобретения новых знаний о природе вещей и отношениях между ними. Он знал, что наша задача состоит именно в том, чтобы расширить эти знания до такой степени, при которой человек смог бы воспринять непосредственную информацию об объективном мире с помощью органов чувств (зрения). Именно поэтому Декарт так страстно стремился к тому, чтобы наше собственное внутреннее зрение могло обнять все вещи, а Галилей считал задачей естествознания экспериментальное исследование физических свойств света, проникающего внутрь тела человека.

Но только ли физические свойства света могут дать нам ключ к познанию мира? Не являются ли сами наши органы восприятия своего рода физическими свойствами самой материи? И как вообще возможно обнаружить материю за ее физической природой, если сама эта природа принципиально невыразима нашим языком и недоступна нашему чувственному опыту? Эти вопросы остаются открытыми вплоть п